sakhalin_beorn (sakhalin_beorn) wrote,
sakhalin_beorn
sakhalin_beorn

Categories:

В какой стране фашизм?


В какой стране фашизм?

Для начала из Вики: Фашизм это: Форма открытой диктатуры с опорой на расизм и шовинизм, направленная на искоренение демократии, на установление режима жестокой реакции и на подготовку агрессивных войн.
Ниже: текст Умберто Эко с моими размышлизмами. Не претендуя на истину в последней инстанции хотел бы сказать несколько «фе» по этому поводу. Причиной написания стал ролик Егора Жукова, вот тут: https://youtu.be/u6u-vZwjAA4
Умберто Эко: 14 признаков фашизма
Культ традиции, неприятие модерна, несогласие — это предательство, пацифизм — это братание с врагом, новояз, «суждение народа в телевизоре», презрение к интеллектуалам: итальянский писатель Умберто Эко ещё в 1995 году составил список из 14 признаков «вечного фашизма» (ур-фашизма). Каждый может прогнать свою страну через этот список, чтобы понять, погрузилась ли она в «тёмное время». Если в обществе наблюдается 6-7 признаков из этого списка, то оно близко к наступлению фашизма (дальше всё покатится как снежный ком).
1) Первой характеристикой ур-фашизма является культ традиции. Традиционализм старее фашизма. Он выступает доминантой контрреволюционной католической мысли после Французской революции, но зародился он в поздний эллинистический период как реакция на рационализм классической Греции.
Из него вытекает, что нет места развитию знания. Истина уже провозглашена раз и навсегда; остаётся только истолковывать её тёмные слова. Достаточно посмотреть «обоймы» любых фашистских культур: в них входят только мыслители-традиционалисты. Немецко-фашистский гнозис питался из традиционалистских, синкретистских, оккультных источников. Наиважнейший теоретический источник новых итальянских правых, Юлиус Эвола, смешивает Грааль с «Протоколами Сионских мудрецов», алхимию со Священной Римской империей. Сам тот факт, что в целях обогащения кругозора часть итальянских правых сейчас расширила обойму, включив в неё Де Местра, Генона и Грамши, является блистательной демонстрацией синкретизма.
Вот честно, не искал и потому не знаю, когда в нашей стране на официальном уровне приняли идеи, скажем, того же Фоменко. Интернет приносит иногда что-то забавное: ну, например, «вышиванка - наш генетический код». Или «что-то там по над усе». Ещё фильм вспоминается один, зарубежный. Суть его: когда все европейцы вывозили золото из Америки, некие далеко смотрящие в будущее тамплиеры делали ровно наоборот – ввозили. Отцы-основатели об этом знали, но никому не сказали, а потом один типа учёный, выкрав первый документ своего государства, разгадал тайну клада и нашел его. Но конечно же это не в России.
2) Традиционализм неизбежно ведёт к неприятию модернизма. Как итальянские фашисты, так и немецкие нацисты вроде бы обожали технику, в то время как традиционалистские мыслители обычно технику клеймили, видя в ней отрицание традиционных духовных ценностей. Но, по сути дела, нацизм наслаждался лишь внешним аспектом своей индустриализации. В глубине его идеологии главенствовала теория Blut und Boden — «Крови и почвы». Отрицание современного мира проводилось под знаком отрицания капиталистической современности. Это, по существу, отрицание духа 1789 года (а также, разумеется, 1776-го) — духа Просвещения. Век Рационализма видится как начало современного разврата. Поэтому ур-фашизм может быть определён как иррационализм.
Одна страна разработала и начала внедрять протокол мобильной связи 5G. А в другой стране – появились демарши по этому поводу, с угрозами применения всяческих кар. Россия тут не причём вообще. Хотя, СМИ писали, что в России 5G даже запускался в тестовом режиме. Наша страна по сетевым коммуникациям не на последнем месте и надеюсь эта модернизация будут применена в числе первых. Считать ли связь составляющей внешним аспектом своей индустриализации или нет, вопрос спорный. Хотя притянуть за уши Россию можно, ткнув в массовое строительство храмов. Но можно и ткнуть в Европу, в которой количество мечетей обгоняет количество российских храмов в разы.
3) Иррационализм крепко связан с культом действия ради действия. Действо прекрасно само по себе и поэтому осуществляемо вне и без рефлексии. Думание — немужественное дело. Культура видится с подозрением, будучи потенциальной носительницей критического отношения. Тут всё: и высказывание Геббельса «Когда я слышу слово „культура“, я хватаюсь за пистолет», и милые общие места насчёт интеллектуальных размазней, яйцеголовых интеллигентов, радикал-снобизма и университетов — рассадников коммунистической заразы. Подозрительность по отношению к интеллектуальному миру всегда сигнализирует присутствие ур-фашизма. Официальные фашистские мыслители в основном занимались тем, что обвиняли современную им культуру и либеральную интеллигенцию в отходе от вечных ценностей.
В 8-ми из 10-ти фильмов-боевиков, созданных в одной стране, учёный-яйцеголовый обычно мутит что-то нехорошее, а парень с крепкими мышцами и квадратным подбородком его перемогает. Эта страна – не Россия. На мой скромный взгляд соглашусь с высказыванием одного моего давнего знакомого: Ничего страшного, если мы перенимаем чужую культуру. Главное, чтобы мы не перенимали чужое бескультурье. А вот что считать культурой, а что бескультурьем вопрос спорный и давний со времен изобретения письменности. «Действие ради действия» - отличное описание российской несистемной оппозиции. Слава всему, эта оппозиция находится не при власти.
4) Никакая форма синкретизма не может вынести критики. Критический подход оперирует дистинкциями, дистинкции же являются атрибутом современности. В современной культуре научное сообщество уважает несогласие, как основу развития науки. В глазах ур-фашизма несогласие есть предательство.
Умберто Эко жил в «доинтернетовскую эпоху»? Вроде нет. Хотя в 1995 году говорить об интернете (в п._13) – это круто. Жил бы сейчас и в России, то по данному поводу сказал бы, что сейчас формы синкретизма и дистинкции можно выразить старым анекдотом: Петька, знаешь, что такое логика? Вот у тебя спички есть? Нет? Значит ты импотент!
А если серьёзно, то в настоящее время отдельными, преимущественно оппозиционными блогерами, разного рода хайт и хейп маскируется под критический подход. Бытовое и научное имеет большую разницу, но остаётся вопрос границ? Где начинается/заканчивается научное сообщество? Можно ли считать общество «исследования проблематики выражения прав гражданского общества в Еврейской Автономной Области» научным? Что по поводу обществ, лишь прикидывающихся научными?
5) Несогласие — это ещё и знак инаковости. Ур-фашизм растёт и ищет консенсусов, эксплуатируя прирождённую боязнь инородного. Первейшие лозунги фашистоидного или пре-фашистоидного движения направлены против инородцев. Ур-фашизм, таким образом, по определению замешан на расизме.
А вот про расизм Е. Жуков почему-то обошел тему. Странно, да?
Бытовой расизм, замечу, имеется в каждой стране мира.
6) Ур-фашизм рождается из индивидуальной или социальной фрустрации. Поэтому все исторические фашизмы опирались на фрустрированные средние классы, пострадавшие от какого-либо экономического либо политического кризиса и испытывающие страх перед угрозой со стороны раздражённых низов. В наше время, когда прежние «пролетарии» превращаются в мелкую буржуазию, а люмпен из политической жизни самоустраняется, фашизм найдёт в этом новом большинстве превосходную аудиторию.
Если под фрустрацией понимается неспособность повлиять на те или иные события, а также нежелание этого делать, то боюсь это свойство всех капиталистических стран. Отдельные, наиболее пассионарные личности, вне зависимости от класса пробивающиеся наверх, обычно погоды не делают. Хотя их наличие/появление зачастую широко освещается, пусть и ради успокоения «ширнармасс».
7) Тем, кто вообще социально обездолен, ур-фашизм говорит, что единственным залогом их привилегий является факт рождения в определённой стране. Так выковывается национализм. А единственное, что может сплотить нацию, — это враги. Поэтому в основе ур-фашистской психологии заложена одержимость идеей заговора, по возможности международного. Люди должны ощущать себя осаждёнными. Лучший способ сосредоточить аудиторию на заговоре — использовать пружины ксенофобии. Однако годится и заговор внутренний, для этого хорошо подходят евреи, потому что они одновременно как бы внутри и как бы вне.
В риторике первых лиц одного государства, в кино, как средстве массовой пропаганды, очень часто врагами выступают граждане другой страны. Сам факт рождения в той стране является зачастую мотивацией главных героев к действию. Но эта страна – не Россия.
8) Сочлены должны чувствовать себя оскорблёнными из-за того, что враги выставляют напоказ богатство, бравируют силой. Когда я был маленьким, мне внушали, что англичане — «нация пятиразового питания». Англичане питаются интенсивнее, чем бедные, но честные итальянцы. Богаты ещё евреи, к тому же они помогают своим, имеют тайную сеть взаимопомощи. Это с одной стороны; в то же время сочлены убеждены, что сумеют одолеть любого врага. Так, благодаря колебанию риторических струн, враги рисуются в одно и то же время как и чересчур сильные, и чересчур слабые. По этой причине фашизмы обречены всегда проигрывать войны: они не в состоянии объективно оценивать боеспособность противника.
Не могу сказать, как это относится к фашизму. Получается, что все более развитые государства, бравирующие своей силой и выставляющие напоказ свое богатство, способствуют возникновению фашизма в других, менее богатых и сильных странах.
9) Для ур-фашизма нет борьбы за жизнь, а есть жизнь ради борьбы. Раз так, пацифизм однозначен братанию с врагом. Пацифизм предосудителен, поскольку жизнь есть вечная борьба. В то же время имеется и комплекс Страшного суда. Поскольку враг должен быть — и будет — уничтожен, значит, состоится последний бой, в результате которого данное движение приобретёт полный контроль над миром. В свете подобного «тотального решения» предполагается наступление эры всеобщего мира, Золотого века.
Однако это противодействует тезису о перманентной войне, и ещё ни одному фашистскому лидеру не удалось разрешить образующееся противоречие.
Одна страна на нашей планете постоянно говорит о необходимости многополярного мира. Другая страна стремится к доминированию и однополярности. Примечательно, что первая страна – это не США, а другая - не Россия.
10) Для всех реакционных идеологий типичен элитаризм, в силу его глубинной аристократичности. В ходе истории все аристократические и милитаристские элитаризмы держались на презрении к слабому.
Ур-фашизм исповедует популистский элитаризм. Рядовые граждане составляют собой наилучший народ на свете. Партия составляется из наилучших рядовых граждан. Рядовой гражданин может (либо обязан) сделаться членом партии.
Однако не может быть патрициев без плебеев. Вождь, который знает, что получил власть не через делегирование, а захватил силой, понимает также, что сила его основывается на слабости массы, и эта масса слаба настолько, чтобы нуждаться в Погонщике и заслуживать его.
Поэтому в таких обществах, организованных иерархически (по милитаристской модели), каждый отдельный вождь презирает, с одной стороны, вышестоящих, а с другой — подчинённых.
Тем самым укрепляется массовый элитаризм.
Про государства сказать не могу, а вот в профессиональной среде таких случаев масса. Особенно когда это касается «творческих» личностей. А также представителей несистемной оппозиции. Противоречие между «рядовые граждане составляют собой наилучший народ на свете» и «вождь презирает… подчинённых» объясняется просто. Наилучший народ в глазах лидеров несистемной оппозиции – это те, кто верит словам этих лидеров. Об этом часто говорится на соответствующих митингах. Презрение – когда тот же лидер, собрав с верящих в него пожертвования, улетает отдыхать за рубеж. 
11) Всякого и каждого воспитывают, чтобы он стал героем. В мифах герой воплощает собой редкое, экстраординарное существо; однако в идеологии ур-фашизма героизм — это норма. Культ героизма непосредственно связан с культом смерти. Не случайно девизом фалангистов было Viva la muerte! Нормальным людям говорят, что смерть огорчительна, но надо будет встретить её с достоинством. Верующим людям говорят, что смерть есть страдательный метод достижения сверхъестественного блаженства. Герой же ур-фашизма алчет смерти, предуказанной ему в качестве наилучшей компенсации за героическую жизнь. Герою ур-фашизма умереть невтерпёж. В героическом нетерпении, заметим в скобках, ему гораздо чаще случается умерщвлять других.
Этот пункт считаю устаревшим. Хотя можно сказать, что героизация применятся повсюду и не применяется нигде.
12) Поскольку как перманентная война, так и героизм — довольно трудные игры, ур-фашизм переносит своё стремление к власти на половую сферу. На этом основан культ мужественности (то есть пренебрежение к женщине и беспощадное преследование любых неконформистских сексуальных привычек: от целомудрия до гомосексуализма). Поскольку и пол — это довольно трудная игра, герой ур-фашизма играется с пистолетом, то есть эрзацем фаллоса. Постоянные военные игры имеют своей подоплёкой неизбывную invidia penis.
Боюсь, этот пункт также устарел. На деле в наиболее развитых странах стали нередки случаи преследования именно за традиционные взгляды на сексуальные привычки и навязывание «неконформистских». По крайней мере тенденция к этому явственная.
13) Ур-фашизм строится на качественном (квалитативном) популизме. В условиях демократии граждане пользуются правами личности; совокупность граждан осуществляет свои политические права только при наличии количественного (квантитативного) основания: исполняются решения большинства. В глазах ур-фашизма индивидуум прав личности не имеет, а Народ предстаёт как качество, как монолитное единство, выражающее совокупную волю. Поскольку никакое количество человеческих существ на самом деле не может иметь совокупную волю, Вождь претендует на то, чтобы представительствовать от всех. Утратив право делегировать, рядовые граждане не действуют, они только призываются — часть за целое — играть роль Народа. Народ, таким образом, бытует как феномен исключительно театральный.
За примером качественного популизма необязательно обращаться к Нюрнбергскому стадиону или римской переполненной площади перед балконом Муссолини. В нашем близком будущем перспектива качественного популизма — это телевидение или электронная сеть интернет, которые способны представить эмоциональную реакцию отобранной группы граждан как «суждение народа».
Крепко стоя на своем квалитативном популизме, ур-фашизм ополчается против «прогнивших парламентских демократий». Первое, что заявил Муссолини на своей речи в итальянском парламенте, было: «Хотелось бы мне превратить эту глухую, серую залу в спортзал для моих ребяток». Он, конечно же, быстро нашёл гораздо лучшее пристанище для «своих ребяток», но парламент тем не менее разогнал.
Всякий раз, когда политик ставит под вопрос легитимность парламента, поскольку тот якобы уже не отражает «суждение народа», явственно унюхивается запашок Вечного Фашизма.
В наше время этого популизма хватает во всех странах, где есть телевидение и интернет.
14) Ур-фашизм говорит на Новоязе. Новояз был изобретён Оруэллом в романе «1984» как официальный язык Ангсоца, Английского социализма, но элементы ур-фашизма свойственны самым различным диктатурам. И нацистские, и фашистские учебники отличались бедной лексикой и примитивным синтаксисом, желая максимально ограничить для школьника набор инструментов сложного критического мышления. Но мы должны уметь вычленять и другие формы Новояза, даже когда они имеют невинный вид популярного телевизионного ток-шоу.
Вот тут Эко хорошо сказал. Да, в России очень много англицизмов. Но можно ли считать их «новоязом»? Слова коворкинг, барбершоп, бодипозитив, мэнспрендинг – изобретение какой страны? Про феминитивы молчу. Или вот, например, в другой стране (на фото) – чем не новояз?

ИТОГ. Можно навскидку назвать как минимум две страны, которые наберут больше 6-7 пунктов, но при этом они считаются (или считают себя) вполне демократическими. К России, с некоторыми оговорками можно притянуть, скажем, пункты 1, 2 и 13.  Остальное как минимум спорно, а по сути - не сопоставимо. Очень жаль, что Умберто Эко свои 14-ть признаков выразил очень велеречиво, с размытой и неясной терминологией, что позволяет использовать его текст как объект для манипуляций. Также, очень странно, что Эко в своем тексте мало уделил внимания расизму и шовинизму, как опорам для фашизма. Оставляю это на совести писателя. Но, наверное, как раз именно поэтому Жуков взял его речь как эталон, «немного» доработав напильником (читай, натянув сову на глобус).
По сути какая-нибудь страна вообще может обладать почти всеми вышеперечисленными признаками – быть с культом традиции, неприятием модернизма, иррациональным с жестким подавлением критики, с социальной фрустрацией, элитаризмом, популизмом и разговаривать на новоязе. Но при этом она не будет фашистской. Потому как не будет обладать основой, связующим, движителем всей структуры – идеей расового/национального превосходства. О чем постоянно умалчивают всё те же либерасты. Включая Егора Жукова.
Tags: всячина. либерасты, размышлизмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments